Пятница, 20.09.2019, 22:20
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Форма входа
Поиск
Календарь
«  Сентябрь 2019  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30
Архив записей
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 27
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Благотворительный фонд "Ющенко Крым"

Продолжение. Решение Европейского Суда от 15.07.2010 Ющенко и др. против Украины.

II. Предполагаемое нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции в ОТНОШЕНИИ ПЕРВОГО ЗАЯВИТЕЛЯ

56. Первый заявитель жаловался по пункту 1 статьи 6 Конвенции, суд удовлетворил гражданский иск в уголовном деле по обвинению его в мошенничестве, тогда как по такому иску уже существовало окончательное решение.

Заявитель также жаловался относительно продолжительности производств по уголовным делам по обвинению его в мошенничестве и клевете и о продолжительности производства по его гражданскому делу о возмещении вреда, причиненного обыском его квартиры в мае 1998 года. Он ссылался на указанную статью Конвенции, соответствующие положения которой предусматривают следующее:

Пункт 1 статьи 6

«1. Каждый имеет право на справедливое и публичное разбирательство дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом, установленным законом, который решит спор относительно его прав и обязанностей или установит обоснованность любого предъявляемого ему уголовного обвинения. ... »

 

А. Приемлемость

57. Суд отмечает, что эта жалоба не является явно необоснованной в значении пункта 3 статьи 35 Конвенции. Суд также отмечает, что она не является неприемлемой по любым другим основаниям.

Таким образом, она должна быть признана приемлемой.

 

В. По существу.

1. Удовлетворение гражданского иска, поданного к заявителю

58. Первый заявитель повторил ранее поданные им аргументы.

59. Правительство указывало, что решением суда от 18 февраля 1999 исковые требования Л. были удовлетворены лишь частично. Национальный суд отклонил как необоснованные его требования о возвращении бумаги и туб с порошком и о возмещении морального вреда. Однако в ходе расследования уголовного дела, возбужденного в отношении первого заявителя, было установлено точное количество материалов, которую он забрал. Кроме того, в своем приговоре от 12 января 2004 суд принял во внимание предыдущее решение, вынесенное по этому вопросу. Следовательно, по мнению Правительства, эти два судебных решения были вынесены по разным обстоятельствам (до и после проведения уголовного расследования, в ходе которого было установлено стоимость фотокопировального устройства и связанных с ним материалов.

60. Как Суд отмечал в предыдущих делах, право на справедливое судебное разбирательство, предусмотренное пунктом 1 статьи 6 Конвенции и растолкованное в контексте принципов верховенства права и юридической определенности, содержит требование не придания сомнению решения суда, когда он окончательно решил вопрос (см. дело « Брумареску против Румынии »(Brumărescu v. Romania [GC], № 28342/95, п. 61, ECHR 1999 VII).

61. Суд отмечает, что 18 февраля 1999 при рассмотрении гражданского дела суд установил, что первый заявитель забрал фотокопировальных устройство и что нет доказательств в подтверждение утверждения Л. о том, что первый заявитель забрал бумагу и тубы с порошком. В частности, свидетель Бугаенко не смогла уточнить, сколько пачек бумаги и туб с порошком забрал первый заявитель, а свидетель Когинов вообще не видел этого. Следовательно, суд, обеспечивая дискуссию (a forum) для разрешения спора между двумя лицами, отклонил как необоснованные исковые требования Л. отношении бумаги и туб.

62. В решении от 12 января 2004, вынесенном по уголовному делу при решении вопроса о виновности заявителя в завладении имуществом Л. путем обмана, суд сослался на многочисленные очные ставки между первым заявителем, Л. и свидетелями и признал, что заявитель забрал фотокопировальных устройство, бумагу и тубы с порошком. Рассмотрев представленный в уголовном деле гражданский иск, суд постановил возместить Л. стоимость незаконно присвоенных вещей.

63. Суд отмечает, что по результатам первого производства национальный суд отклонил исковые требования Л. к первому заявителю о возвращении бумаги и туб с порошком, хотя впоследствии признал, что первый заявитель и его сын забрали эти вещи. Суд признает, что в ходе производства по уголовному делу заявителя решались вопросы уголовно-правового характера, которые являются отдельными от тех, которые уже были решены в ходе производства по гражданскому делу. Хотя может показаться, что в обоих процессах суды рассматривали одну и ту же фактическую ситуацию и пришли разным выводам, Суд отмечает, что в гражданском деле суд не установил забирал ли первый заявитель бумагу и тубы с порошком.

64. Однако гражданский аспект уголовного дела касался того же вопроса, что и гражданское производство, которое произошло раньше, а именно вопросы гражданско-правовой ответственности за завладение фотокопировальных устройством и связанных с ним материалов, а также их стоимости. При отсутствии каких-либо признаков того, что в гражданском производстве имели место какие-то изъяны, Суд считает, что новое решение тех же вопросов свело на нет, законченное раньше производство, а это несовместимо с принципом юридической определенности.

65. Следовательно, имело место нарушение пункта 1 статьи 6   Конвенции.

2. Продолжительность производства

66. О рассмотрении следующих жалоб на длительность судебного разбирательства Суд повторяет, что разумность продолжительности производства по делу следует оценивать с учетом обстоятельств конкретного дела и таких критериев, как сложность дела, поведение заявителя и соответствующих органов (см., среди многих других источников, решение по делу « Пелисье и Сасси против Франции »(Pélissier and Sassi v. France [GC], № 25444/94, п. 67, ECHR 1999-II).

 

а) Мошенничество, дело №1-28/04

67. Первый заявитель повторил ранее данные им аргументы. Он настаивал, что возбуждение против него уголовного дела было незаконным, что государственные органы нарушили его право на справедливое судебное разбирательство, а производство по его делу было чрезмерно длительным.

68. Правительство указало на то, что уголовное дело относительно первого заявителя была довольно сложным и соответственно, требовалось время для надлежащего расследования. В частности, были проведены две судебные экспертизы и допрошены пять свидетелей. Первый заявитель подозревался в совершении двух преступлений и часто менял свои показания, что требовало дополнительного расследования. К тому же первый заявитель подал более пятидесяти заявлений, в которых требовал предоставления различной информации и дополнительных документов, отложение судебных заседаний, прекращения производства, возбуждение уголовных дел в отношении свидетелей и судей.

69. Правительство обратило внимание Суда на поведение первого заявителя в ходе производства по его делу. В частности, 1 августа 2002 стороны начали драку в суде, и суд был вынужден отложить заседание. Однажды заявитель отказался участвовать в судебном заседании и постоянно употреблял оскорбительные высказывания в адрес судьи, свидетелей и противоположной стороны в деле. В связи с этим 5 декабря 2003 суд запретил первому заявителю присутствовать в некоторых судебных заседаниях. Заявитель также дважды портил документы в материалах своего дела.

70. По мнению Правительства, учитывая приведенные выше обстоятельства продолжительность производства по уголовному делу по обвинению заявителя в мошенничестве нельзя считать неразумным.

71. Суд отмечает, что производство, о котором идет речь, длилось четыре года, три месяца и двадцать девять дней (с 3 марта 2000 до 1 июля 2004) и включало досудебное следствие и рассмотрение дела в судах трех инстанций. Суд не соглашается с аргументами правительства о том, что дело первого заявителя была сложным. Впрочем, учитывая поведение заявителя, а также то, что не было длительных периодов бездеятельности по вине государственных органов, Суд признает, что пункт 1 статьи 6 Конвенции о продолжительности производства по делу по обвинению первого заявителя в мошенничестве возбуждено не было.

SP